Главная | СМИ о нас | Как выиграть в битве за съемную квартиру?

Как выиграть в битве за съемную квартиру?

30 сентября 2011

Было время, я сама ругала кровопийц-риелторов, отстегивая им 100% комиссии за подбор съемной квартирки. Казалось, дерут ни за что – показал жилплощадь и положил себе в карман кругленькую сумму. Но когда сама решила попробовать риелторского хлеба, выяснилось, что не такой уж он легкий. Нередко хозяева и клиенты «разводят» самих риэлторов.

Прогулка в обход риэлтора

Спрятавшись от ветра, караулю своих уже бывших клиентов. Есть ощущение, что они появятся у квартиры во второй раз. Чтобы «кинуть» меня.
Ольга и Алексей искали двухкомнатную квартиру на севере Москвы за 30 тысяч рублей. Для столицы бюджет скромный, учитывая, что я на правах новичка уже скостила свою комиссию со 100 до 50%. Не больше тех же 50%, по убеждению молодой пары, должен был составить и залог хозяйке. В общем, случай тяжкий, учитывая, что обычно при заселении приходится выкладывать три суммы – две хозяину и одну агенту. Наиболее подходящим для них из моих вариантов оказалась двушка в районе «Войковской» за 35 тысяч, без залога. Конфликт в 5 тысяч был налицо, но подгонять нестыковки и есть работа риэлтора. Я нараспев расхваливала квартиру пожилой Дарьи Владимировны.

– Ремонт делали полгода назад, есть Интернет, окна выходят на парк Волкова – в общем, одни плюсы. Минусом была только сама Дарья Владимировна, не к месту вставлявшая негативные замечания: «За свет сами будете платить», «Курить только в ванной, а то обои провоняют». Но в итоге потенциальные жильцы вроде остались довольны.

– Но вот насчет цены... – вальяжно протянул Алексей. – Дороговато.

– Скинем, Дарья Владимировна? – бодро брякнула я.

– Да у меня пенсия 6 тысяч, – заголосила бабка, хитро щуря глаз. – Внук-наркоман семью обирает. Что ж вы – тоже грабить меня пришли?!
Переговоры с хозяйкой я продолжила за закрытой дверью гостиной, решив доказать, что и у жильцов жизнь не сахар. В ход пошла легенда о трудностях молодой семьи.

– Ребятам жить негде, раньше они у бабушки жили, о ней заботились, а теперь их его сестра выгнала. Квартиру первый раз снимают, с деньгами не рассчитали. Но ведь они к вам надолго и надежные, оба работают…

После 15 минут пламенных речей и обещаний от лица жильцов сменить раковину хозяйка «спустилась» до 32 тысяч. Жильцы почему-то радовались этому меньше меня.

– Ну, мы еще подумаем и тогда вам позвоним, – ответила Ольга.

Мне почему-то сразу не понравились бегающие глаза моих клиентов. Потому, попрощавшись, я вернулась под козырек подъезда, и минут через 20 снова увидела свою милую пару.

– Здрасьте еще раз! А что это вы здесь делаете?

– Гуляем, – протянул угрюмо Алексей.

– Да мы хотели уточнить кое-что, – промямлила молодая супруга.

– А у меня здесь другой показ, – ответила я.

Показа никакого не было. Я просто убедилась в клиентской подлости и понуро двинулась к метро.

Развод по-хозяйски

Чтобы организовать эту провальную встречу, мне потребовалась куча нервов, времени в Интернете и денег на мобильном. За неделю до этого я начала сбор клиентской базы с нуля. Расклеивала объявления на всех попутных подъездах и остановках. Параллельно – работа онлайн по открытым источникам. Например, в соцсетях, где, если уметь пользоваться поиском, можно найти и арендаторов, и, что важнее, самих владельцев съемных квартир. Дополнили базу и объявления под заголовком «Сниму» с немногих сохранившихся сайтов аренды «без посредников».

Но после того, как пароли и явки найдены, самое трудное – свести хозяина и клиента вовремя. Хорошие варианты, как показал опыт, сдаются уже через 2–3 часа после появления в Сети. Хороший риэлтор должен развивать сверхзвуковую скорость. Или иметь наработанную годами проверенную базу. Все квартиры, что остаются медлительным новичкам – обязательно с трудной судьбой.

Такой оказалась и якобы заманчивая однушка на «Октябрьском поле» – с ремонтом, бытовой техникой и за 30 тысяч рублей (счета и «коммуналка» включены). Но уже от метро на квартиру к Марии Николаевне мне пришлось идти 20 минут вместо пяти обещанных. В самой квартире ремонт делался скорее еще в прошлом веке, если не считать свежей кафельной плитки в ванной, где, кстати, раковины не было вовсе. «Стиральная машинка-автомат» оказалась пластиковой советской «Малюткой». Вообще, обстановка спартанская – из мебели в комнате древний стул, шкаф и диван. Диссонансом смотрелось лишь шикарное раскладное кресло. Но я все равно посоветовала Марии Николаевне отменить 100% залог за эту красоту.

– Как же без залога, а если ковры прожгут? – заверещала хозяйка. – Кафель в ванной только положили, плитка газовая новая.

После долгих препирательств, когда я уже с трудом скрывала раздражение Марией Николаевной, сошлись на 40% залога.

– Но тогда мне нужен только одинокий парень, старше 25 лет, без вредных привычек, – сообщила хозяйка напоследок. Хотя для себя я уже прочила ей в жильцы семейную пару с малышом. Из «одиноких парней» в моем клиентском списке значился лишь 37‑летний непьющий мужчина. По телефону Евгений назвался психологом с подмосковной пропиской. При встрече – манерный мужчина в очках с возбужденным взглядом.

– Ко мне иногда ходят девушки, – предупредил он. – И еще я изредка принимаю клиентов на дому.

– Об этом лучше не говорить, – посоветовала я.

В квартире Евгения прежде всего интересовали размер кровати и ванной. Порадовало его и раскладное кресло. Чувствовалось, что скоро мы все трое воспарим на крыльях удачной сделки.

– 27, – шепнул мне Евгений магическое число. – Я хочу за 27.

И снова очередной тур яростного торга, а в итоге категоричное «нет».

– Думаете, я клиентов не найду на эту квартиру? – дверь за нами захлопнулась.

Уже на улице я в полном отчаянии решила принести себя в жертву.

– Давайте я уступлю, вы мне вместо 50% комиссии заплатите 30%!

Мы вернулись к хозяйке. Евгений остался с квартирой для девушек, то бишь для клиентов, а я с небольшой победой и 10 тысячами наличными. И с мыслью никогда не заниматься этой работой. Пройдохи-жильцы, жадные хозяева, лживые уговоры – к такому ремеслу точно надо иметь призвание.

Расход

Канцелярский клей: 20 рублей

Телефонные разговоры: 300 рублей

Расходы на транспорт: 400 рублей

Итого: 720 рублей

Доход

30% комиссии от 1 квартиры: 10 000 рублей

Прибыль

9280 рублей

Мнение специалистов

Сергей Харламов, частный риэлтор:

– Да, мобильность и находчивость у нас всегда на первом месте. Но для начала стоит купить хоть какую-то базу арендодателей. Эти базы уже все затасканы, на 80% негодны, но это старт, который все-таки поможет немного разобраться. Интернет тоже подходит – им рабочий день начинается рано утром и заканчивается поздно вечером. И ежедневная массированная расклейка объявлений на подъездах домов, причем не новостроек. Лучше там, где живут пенсионеры, которые чаще всего и звонят.

Мария Жукова, первый заместитель директора «МИЭЛЬ-Аренда»:

– Сейчас частные маклеры составляют не менее 50% рынка, хотя в конце 90-х их почти не было. Число частников сильно выросло после кризиса. В основном это бывшие сотрудники агентств, которые приходили, нарабатывали базу и уходили в свободное плавание. А без наработок, без рекламы на этом рынке очень тяжело выжить. Надо обладать талантом продавца от бога.
Для нас частные маклеры – проблема, прежде всего из-за их демпингованных комиссий. Ведь агентство тратит средства на аренду офиса, зарплаты сотрудникам. «Серые» маклеры расходов почти не несут, даже налогов не платят и весь доход кладут себе в карман. Это позволяет им снижать цены. А большинство нанимателей смотрят не на качество работы, а на размер комиссии. Но тогда возникают вопросы, кто за что отвечает. Частный маклер завтра сменил симку – и его не найдешь. Ему ни к чему решать возможные проблемы нанимателей с хозяевами.

sobesednik.ru